Интересные записи

Терапевтическая регрессия и расщепленный трансфер рцтц

Терапевтическая регрессия и расщепленный трансфер рцтцР1а втором году работы со мной Саул начал развивать странные каннибалис-тические фантазии и терапевтически регрессировать на кушетке. У него были ма-стурбационные фантазии, в которых он всасывал образ матери через отверстия своего тела к себе в грудь и слышал ее приказы как внутренние галлюцинации. В трансферном психозе он всасывал меня внутрь через свой пенис. Наши образы сливались. Постепенно он начал дифференцировать мой образ от образа матери и сепарировать его от своего образа самости.

Вскоре он начал приходить на сессии с опозданием в 25 минут. Мой кабинет находился в то время в больнице Университета Вирджинии. Дверь кабинета от крывалась в коридор, и обычно я оставлял ее открытой, ожидая пациентов. Пациенты входят в кабинет, закрывают дверь за собой и ложатся на кушетку. Саул приходил с опозданием на 25 минут, широко улыбался мне, быстро и радостно ложился на кушетку и говорил: «И вот еще что, доктор Волкан…», после чего начинал рассказывать о каком-либо событии. Я хорошо помню, как меня радовал его энтузиазм и как мне было приятно, что он приходит ко мне на кушетку. Саул был «хорошим», и я был «хорошим». Я чувствовал, что своей фразой «и вот еще что, доктор Волкан» он создавал непрерывность между нашей последней сессией и нынешней сессией, при которой мы оба были «хорошими».

Безусловно, мне было интересно, почему он стал приходить на 25 минут позже. На интеллектуальном уровне я знал, что он расщепляет свои сессии, себя и меня за счет того, что отсутствует во время первой половины сессии и присутствует во время второй. Я решил не вмешиваться и ждать, чтобы посмотреть на дальнейшее развитие ситуации. Я ждал примерно месяц. Затем, когда я спросил пациента, осознает ли он, что приходит на сессии в середине своего часа, он широко улыбнулся и сказал: «Вы абсолютно неправы, доктор Волкан». Он был в таком хорошем настроении, что я, сидя позади кушетки, тоже обнаружил улыбку на своем лице.

Я узнал, что на самом деле он приходит вовремя и проводит первые 25 минут своей сессии в туалете рядом с моим кабинетом. Пока он находится там, он представляет меня монстром, вторгающейся матерью, которая ставит ему клизмы и высасывает его кровь. Мой плохой образ в туалете был отделен от моего кабинета стеной (расщепление). Когда он был в моем кабинете, он вкладывал в меня хороший родительский образ, и я чувствовал радость. Саул весьма конкретным способом переживал расщепленный трансфер Pi§Mis И сделал меня партнером в своих действиях и чувствах.

Похожие записи

  • 25.05.2014 Психоаналитический процесс Он требует определенного времени. Как показывает моя 30-летняя практика, анализ индивида с невротической организацией личности занимает, от начала до конца, от двух с половиной до пяти […]
  • 01.07.2014 Детские воспоминания Рассел рассказал, что его мать часто носила «ослепительные» наряды и позировала в них перед сыном. Собираясь на вечеринку, она заходила в его комнату, возбуждала его своими яркими нарядами […]
  • 28.05.2014 Шестой год анализа: создание и «захоронение» связующего объекта Герман почти год хранил фигурку дома, а однажды взял молоток и расколол ее. После этого он несколько раз попадал в аварии на своем автомобиле, и постепенно смысл этих происшествий стал […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2014. All Rights Reserved.