Интересные записи

Разрушение ментального представления матери и соответствующего образа себя в своей бессознательной фантазии

Разрушение ментального представления матери и соответствующего образа себя в своей бессознательной фантазииОно не было генерализованным и не разрушало его аналитика или город, в котором они с аналитиком жили. Поэтому, когда Герман закончил рассказывать историю о том, что он делал в том месте, доктор Аст отметила: «Я все еще жива, и вы тоже». Герман и сам выразил это, хотя и по-другому. Он сфотографировал деревянный мост до и после того, как выбросил осколки глиняной фигурки в реку. Он символически показал, что мост и весь мир в целом остались невредимыми, когда он окончательно избавился от матери и от соответствующего собственного образа. Он всего лишь разрушил и похоронил глиняную фигурку, ничего больше.

На протяжении следующих нескольких недель Герман говорил о том, что чувствует себя «свободным», и часто возвращался к детским воспоминаниям о Берлине, словно хотел заново реорганизовать свои детские образы. Он вспоминал о множестве людей и вещей, в особенности о своей сводной сестре (сейчас она замужем и имеет детей), с которой они жили в детстве в одной комнате, и о сводном брате, который уже давно жил в очень далекой от Германии стране. Когда я слушал, как доктор Аст описывала свою работу с Германом после «похорон» глиняной фигурки, я думал, что он похож на мальчика, который переживает «прохождение подросткового периода» пересматривает образы детства, модифицирует некоторые из них, отбрасывает другие и, конечно, приобретает новые. Замечания Германа о Берлине изменились, и город стал для него политическим городом, реалистическим образом, который видят и другие люди. Вольфенштейн) утверждает, что прохождение подросткового периода предоставляет модель для взрослого типа скорби: человек модифицирует и утрачивает некоторые внутренние образы и обретает новые. В тот момент, когда Герман выбрасывал глиняную фигурку, он, казалось, не чувствовал глубоких эмоций. Он сказал доктору Аст, что его это удивляет. Однако вскоре пришло Рождество, и Герман обнаружил, что он плачет, слушая запись хорала о зачавшей Деве Марии. Он оплакивал утрату своей матери. Он вспомнил, как однажды в начале анализа он почувствовал невыносимую боль, подумав о том, что у него никогда не было опыта жизни с собственной биологической матерью. В это Рождество он снова чувствовал сильную боль, но она была «другой». Его плач сделал эту боль иной. Он снова прослушал ту же музыку, и на этот раз боль ощущалась как «воспоминание»

Похожие записи

  • 23.05.2014 От «здорового» к «нездоровому» нарциссизму Не следует считать «нарциссизм» Плохим словом. Нарциссизм связан с самосохранением, с любовью к себе, и в психологическом функционировании человека он столь же нормален, как секс, агрессия […]
  • 22.05.2014 До начала работы на кушетке Я считаю, что период оценочных сессий лицом к лицу должен быть недолгим, от одной до четырех встреч. В это время у аналитика может быть недостаточно данных для хорошей формулировки. Тем не […]
  • 05.06.2014 Любовь и сексуальность На явном уровне пациенты бывают холодно-соблазнительны, изменяют супругам, даже часто вовлекаются в промискуитетное поведение, а во внутреннем мире они не могут воспринимать своих […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2014. All Rights Reserved.