Интересные записи

Неспособность к индивидуации от матери

Неспособность к индивидуации от материОна связана с историей ее раннего детства, до и после рождения. У меня еще недостаточно данных, например, о роли отца в сложностях Барбары с интрапсихической сепарацией от матери и в ее эдипальных фантазиях, чтобы сделать вывод о других аспектах организации этой истории в ее психике. Тем не менее следует помнить об этой гипотезе, пока я буду больше узнавать о ее прошлом. На данный момент, учитывая "потребность" Барбары сменить имя, я представляю себе следующее возможное объяснение. Физическая сепарация от матери символизировала интрапсихическую сепарацию от нее, и Барбара выразила это в отказе от своего имени (своей идентичности). В каком-то смысле она пыталась убить плод/младенца, чтобы реализовать первоначальную фантазию матери о ней как о мертвом младенце. Не пыталась ли Барбара таким специфическим способом ублажить мать и сделать ее "хорошей" матерью? Когда ранние отношения ребенок-мать недостаточно хороши, ребенок не понимает, что это следствие психологических проблем матери. Ребенок, как показывает мой опыт, всегда будет чувствовать, что именно он или она несет ответственность за плохие отношения с матерью. У такого ребенка позже может развиться бессознательная фантазия, что если бы его не было, мать была бы "хорошей" матерью. Конечно, эта бессознательная фантазия нелогична, ведь такая мать становится "хорошей" матерью только при отсутствии ребенка! Убив свое имя, пациентка взяла себе новое имя. Она сделала это еще и потому, что хотела пережить психологическое второе рождение и надеялась, что физическая смена места жительства даст ей автономию и интрапсихическую сепарацию от матери. Однако, когда она поехала в колледж, она не смогла поддерживать функционирование своей новой идентичности; она пережила депрессию и в отчаянии вернулась домой, к матери, где продолжала вести существование живой и одновременно мертвой дочери. Поскольку у меня получилось сделать такой "перевод" ее истории, более сложный, но и более понятный, я думаю, я смогу ей помочь. Если моя гипотеза верна, я уже могу представить себе природу некоторых из ее самых значимых трансферных проявлений и трансферного невроза. Думаю, я смогу терапевтически работать с таким трансфером. Да, я полагаю, я могу ей помочь и вылечить ее». Так аналитик решил принять Барбару в анализ. Аналитик понимал, что то, что пришло ему в голову, было Только Его гипотезой. Он также знал, что нужно гораздо больше данных, чтобы построить более реалистичную карту внутреннего мира пациентки. То, что пришло ему в голову в тот момент, было лишь началом формулировки, первоначальной оценкой внутреннего мира пациентки, но этого было достаточно, чтобы аналитик смог принять Барбару в качестве своей пациентки. Мы исследуем понятие формулировки в следующей главе.

Похожие записи

  • 06.06.2014 Личные вещи Вернемся к старинному мечу доктора Лэма. Он явно оказывал негативное влияние на терапевтический процесс, хотя аналитик сначала не осознавал этого. Предметы в кабинете аналитика не только […]
  • 15.05.2014 Вмешательство в генерализацию трансферного психоза Аналитик не предпринимает серьезных вмешательств в естественную эволюцию фокального трансферного психоза. Однако вследствие какого-то неожиданного события может произойти генерализация […]
  • 28.06.2014 Эмоциональные реакции Я спросил доктора Гринкера о его, возникавших при рассказе Салли об этих четырех действиях. Он признался, что, несмотря на сохранение терапевтической позиции во время последних сессий, он […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Copyright © 2014. All Rights Reserved.